Евгений Машаров: «Рынок форекс в России может принципиально измениться»

Почему форекс-индустрия в России еще не «запустилась» в полную силу, что происходит с форекс-рекламой и как готовится саморегулирование этого рынка – об этом Ян Арт, вице-президент Ассоциации «Россия» и главный редактор Finversia.ru, беседует с Евгением Машаровым, президентом Ассоциации форекс-дилеров.

- Форекс-рынок, как и весь финансовый рынок, вступает в новый деловой сезон. Впервые – в соответствии с законом, который с 1 января 2016 года вступил в действие. Сегодня на рынке появились первые форекс-дилеры с лицензиями ЦБ, но несколько удручает их мизерное количество. И до конца неясно – могут ли эти компании работать, не дожидаясь создания СРО? Могут ли как-то работать те форекс-компании, которые еще не получили лицензии, а находятся в стадии подготовки к этому?

- Прежде всего, необходимо отметить, что сейчас на российском рынке есть три форекс-дилера, которые получили лицензию Банка России на осуществление деятельности. Да, вы верно отметили, что пока они полноценно работать не могут. По двум причинам. Во-первых, нет признанного Банком России СРО в сфере финансового рынка, объединяющего форекс-дилеров. И второе, что немаловажно, - отсутствие базовых стандартов. Чтобы начать работать форекс-дилерам, СРО должна сначала разработать и принять базовые стандарты, требования к которым должны быть закреплены в указаниях Банка России. Затем эти базовые стандарты комитетом по стандартам должны быть одобрены и только после этого, согласно букве закона, форекс-дилеры могут полноценно осуществлять свою деятельность. Пока мы видим ситуацию, что три компании находятся в состоянии ожидания, несут операционные расходы на осуществление деятельности, поскольку есть штат, офисы, работают подразделения этих организаций, но непосредственно обслуживание клиентов они осуществлять в настоявшее время не могут. Кроме того, мы видим чёткое деление регулируемого рынка Форекс, который представлен этими тремя компаниями, и нерегулируемого рынка, представленного теми компаниями, которые продолжают оказывать услуги российским клиентам из российской юрисдикции, но при этом не имея соответствующих лицензий Банка России на осуществление деятельности форекс-дилера.

- То есть, по сути, пока на рынке форекс получилось как обычно: суровость российских законов компенсируется необязательностью их исполнения?

- Я думаю, что здесь две причины. Первая – достаточно высокие требования к созданию форекс-дилеров. Это обусловлено тем, что в течение 20 лет рынок форекс находился в нерегулируемой сфере, накопилось достаточно много вопросов к так называемому форекс-сообществу, которое было представлено различными компаниями, большинство из которых является добросовестными, но есть также примеры недобросовестных практик, которые наложили отпечаток на данный рынок в целом. И второе – это нежелание некоторых компаний идти за лицензией. Требования к лицензируемым дилерам - да, серьёзные. Но при этом необходимо понимать: если мы работаем в России и хотим работать в легитимной и регулируемой сфере, то должны понять желание Банка России сформировать требования, при которых клиент форекс-дилеров максимально защищен.

Полагаю, что как только процесс признания СРО будет в финальной стадии, как только СРО форекс-дилеров будет признано Банком России, отрасль сама начнет вырабатывать определённые механизмы, которые позволят навести порядок на этом рынке.

- В каком состоянии сегодня работа по подготовке базовых стандартов отрасли?

- Я могу говорить о компаниях, которые входят в нашу Ассоциацию форекс-дилеров. Мы подготовили проект структуры этих стандартов. Обязательными для СРО форекс-дилеров являются стандарты совершения операций на финансовом рынке (туда входят как раз требования к рамочному договору с клиентами, порядок исполнения заявок и выставления котировок). Второй стандарт – это управление рисками, третий – защита прав клиентов. В третьем стандарте мы будем описывать процедуру защиты прав потребителей финансовых услуг, это физические лица, поскольку законом определено, что клиентами форекс-дилеров могут быть только физические лица. В этом стандарте также закрепляются требования к порядку формирования компенсационного фонда. Кстати, это одно из новшеств закона, что для этого сегмента финансового рынка предусмотрен компенсационный фонд на случай банкротства форекс-дилеров. То есть клиенты российских компаний форекс-дилеров, которые будут пользоваться услугами именно российских компаний, максимально защищены от неблагоприятных последствий нерыночных рисков в случае, допустим, банкротства форекс-дилера по тем или иным причинам.

- Да, но многие обращают внимание, что этот фонд слишком маленький, и это, скорее, чисто номинальная защита…

- Действительно, фонд небольшой, потому что, в соответствии с законом, каждый форекс-дилер при вступлении в СРО должен перечислить 2 млн. рублей. Но нормативные акты Банка России регламентируют это положение. В случае, если форекс-дилер обанкротился и этих денежных средств не хватит, то оставшиеся форекс-дилеры должны будут пополнить этот компенсационный фонд. То есть создан институт такой коллективной ответственности. С одной стороны, это вызывает вопросы. С другой - это сдерживающий механизм от принятия в СРО недобросовестных участников. Закон предусматривает, что форекс-дилер может вступить в СРО при наличии лицензии Банка России. Вопрос, как дальше поведёт себя эта компания. Задача СРО – осуществлять надзор за своими членами. И требования по компенсационному фонду заставит серьезно отнестись к такому надзору. Это позволит избежать попыток недобросовестной конкуренции, попыток фиктивного банкротства форекс-компаний потому что никто не захочет из форекс-сообщества платить за другого.

Мы сейчас готовим стандарты с позиции теоретической. Как это будет работать на практике – конечно, мы еще очень много, наверное, шишек набьем, пока приведем отрасль к тому рабочему, прозрачному и ответственному состоянию, которого ждет от нас регулятор. Но это как раз и есть работа СРО. Наша задача – стараться выработать те механизмы, которые будут устраивать и государство в лице Банка России, и отрасль в лице ее участников.

- Ваша Ассоциация форекс-дилеров сегодня объединяет трех лицензированных участников рынка. Вы собираетесь подавать заявление на СРО?

- Мы уже подали. 4 апреля 2016 года мы представили пакет документов на получение статуса СРО. В настоящее время ожидаем решения Банка России.

Евгений Машаров, президент Ассоциации форекс-дилеров Евгений Машаров, президент Ассоциации форекс-дилеров, Ян Арт, главный редактор Finversia.ru
Фото: Альберт Тахавиев, Finversia.ru
- По вашим ощущениям, сколько еще организаций будет претендовать на роль СРО на форекс-рынке?

- Тут зависит от числа участников, от тех компаний, которые получат лицензии ,от амбиций компаний, которые захотят либо сами институционализировать этот процесс либо присоединиться к той работе, которая уже активно ведётся и продолжается.

- В свое время в законопроекте о регулировании форекс-рынка было положение о единственном СРО. Потом это вступило в противоречие с законом о СРО на финансовых рынках. Сегодня, с юридической точки зрения, немного запутанная ситуация; все-таки сколько СРО может быть?

- Да, была такая норма и в законопроекте и на момент принятия этого закона, причем говорилось не только о единственном СРО, но и о том, что в СРО форекс-дилеров должно быть не менее 10 членов. Эта норма дублировала положение ранее действующей статьи закона «О рынке ценных бумаг». В настоящий момент действуют положения 223-го федерального закона. СРО может быть несколько. СРО легитимно, если объединяет не менее 26% участников того или иного сегмента финансового рынка. Если брать нашу Ассоциацию форекс-дилеров, то у нас 3 участника и это 100% рынка, поскольку участником рынка может считаться только дилер с лицензией. Иметь 10 членов теперь не обязательно. Эта коллизия снята.

- ОК, коллизия со статусом СРО снята. Вторая коллизия – с рекламой. Формально говоря, те компании, кто не имеет лицензии, вообще не имеют права рекламировать свои услуги. Те, кто имеют лицензию, с одной стороны, вроде бы как имеют такое право, но они еще не являются членами СРО, то есть не вполне легитимны. Сегодня форекс-компании маневрируют в этом плане: рекламируют не свои коммерческие услуги, не вложение денег, а свои информационные сервисы (смс-сигналы, обучение, аналитику, книги о форексе). Ситуация невнятная, сомнительная для государства. Потому что, по сути, «на хромой козе объезжается закон». С другой стороны, многие участники рынка искренне хотят стать законопослушными и легитимными… Когда эта коллизия, на ваш взгляд, наконец разрешится?

- Проблема с рекламой – это одна из наиболее системных проблем сегодняшнего рынка. Компании, которые получили лицензии форекс-дилеров, предлагать свои коммерческие услуги не могут, поскольку пока нет СРО. При этом мы видим, что в поисковиках в Интернете рекламируются компании, которые предлагают различные производные финансовые инструменты – и форекс, и бинарные опционы. И часто такие компании показывают лицензии участников рынка ценных бумаг, различные сертификаты, но никак не предусмотренную законом лицензию форекс-дилера. Или – указывают членство в СРО совсем в иных сферах; ни для кого не секрет, что есть проблема так называемых квазисаморегулируемых организаций. Проблема есть и ее необходимо решать. Мы эту работу будем вести с участием и Банка России, и Федеральной антимонопольной службы. Нужно допускать на рынок только добросовестных участников, нужно сегмент нерегулируемого рынка постепенно выводить за границы легитимного.

- С недобросовестными участниками понятно… А что делать с теми российскими компаниями, которые уже имеют лицензию, но ждут создания СРО, либо с теми компаниями, которые подали на лицензию и ждут решения Центробанка? Было бы жестоко говорить: «Ну, вот вы подали документы, а сейчас прекратите всю деятельность, ждите лицензии и ждите СРО». На российском форексе работали многие известные компании. Принят закон. Эти компании готовы по нему жить. Но попали в цугцванг. Остановить бизнес – это тоже самое что ликвидировать его. Что им делать?

- С одной стороны – вы правы. С другой стороны, если мы вспомним хронологию введения института регулирования рынка форекс… 29 декабря 2014 года был подписан ФЗ № 460. Вступил в силу в части изменения Гражданского кодекса. С 1 января 2015 года стало возможным оспаривать сделки. С 1 января 2016 года закон вступил в полную силу. То есть был приличный срок для того, чтобы компании подготовились. И некоторые так и сделали: уже в конце 2015 года подали документы на получение лицензии. Да, не все было ясно, нормативные акты только готовились. Но общий контур регулирования ясен с 2014 года…

Что касается проблемы рекламы... Если говорить юридическим языком: реклама, которая побуждает клиента прийти в компанию и вложить деньги, незаконна. Сейчас, кстати, многие форекс- компании, которые не имеют лицензии, стали получать лицензию на осуществление образовательной деятельности. И предлагают обучение на рынке Форекс, на финансовом рынке. При желании можно доказать, что это является нарушением. Но, опять же, здесь нужно разбирать каждый отдельный случай. Я буду голословен, если я скажу, что все такие варианты – нарушение закона. Правда, законом определяется, что слово «форекс» в рекламе могут использовать только лицензированные форекс-дилеры…

- И вновь возникает странный момент. У меня на днях выходит в свет переиздание моей книги «Форекс для скептиков». Что ж, я теперь не могу ее рекламировать без лицензии форекс-дилера?

- Да, курьез получается. Но, насколько я помню, в названии вашей книги слово «форекс» идет на английском языке. Описание книги не побуждает клиента пойти на этот рынок… На самом деле – проблема есть. Нужна процедурная определенность. Неясности и коллизии уйдут, как только будет принят стандарт рекламы услуг форекс-дилеров.

- То есть - как только будет СРО?

Евгений Машаров, президент Ассоциации форекс-дилеровЕвгений Машаров, президент Ассоциации форекс-дилеров
Фото: Альберт Тахавиев, Finversia.ru
- По сути дела, да. Очень многие вопросы регулирования законодательство относит к компетенции СРО. С государством необходимо играть по правилам, но некоторые правила отданы на откуп СРО. Насколько серьёзно подойдут участники рынка к разработке стандартов саморегулирования - от этого зависит, как они дальше будут предлагать свои услуги. Мы видим, что в целом идет законодательное ужесточение в сфере рекламы финансовых услуг. И я как руководитель ассоциации, считаю, что это правильно. Слишком велика цена вопроса, слишком много пострадавших граждан за последние четверть века на финансовом рынке России.

- Вы правы, мы 25 лет наблюдаем подобную «рекламу». Но ужесточения хороши, когда есть процедурная определённость. Если завтра я буду продавать книгу Алекса Комфорта «Радости секса», меня точно не схватят за руку за слово «секс» и не будут трактовать это как незаконную рекламу сексуальных услуг. Хотя, возможно, и логично трактовать эту книгу как «побуждение к занятием сексом»… На рынке форекс процедурной определенности нет, в том числе – в части рекламы. И, по сути, его участники должны стоять на месте.

- Продвижение зависит от нескольких сторон - Банк России, СРО, ФАС. Только в таком взаимодействии можно достичь прогресса. Регулируемый рынок должен развиваться, чтобы побороть нерегулируемый рынок. Это правило действует везде. Если сравнить с историей противодействия рынку некачественного алкоголя – создайте четкий регулируемый рынок, создайте правила торговли на этом рынке, установите определенные нормативы продаж и употребления. Именно это уничтожило подпольный алкогольный рынок, а не тотальный запрет.

Наша отрасль только сейчас формируется – как легитимная часть финансового рынка. Тот бизнес, что был последние 20 лет, - он будет переформатироваться, будет меняться. И нам нужна ясность и прозрачность. Чтобы регулятор понимал, кто перед ним, - те участники рынка, которые готовы работать по правилам, или те участники, которые по старинке будут пытаться максимально заработать денег, уйти с рынка, потом создать новую компанию с тем же лицом и продолжать работать… Это серьёзная трансформация, которую форекс-рынок, так или иначе, пройдет. И этот процесс заметно снизит количество участников на этом рынке, потому что маленьким компаниям, непрозрачным компаниям вылавливать рыбку в мутной воде уже будет трудно.

- Одна из чудовищных проблем рынка форекс - сформировавшееся за эти 20 лет резко негативное, «черное» восприятие обществом. Многие утверждают: форекс – это «пирамида» Хотя главный признак «пирамид» – обещание гарантированной доходности. Или утверждают: форекс – это «лохотрон», форекс – это «казино». Хотя в отличие от казино на форексе все зависит от реальных движений рынка, а не от случайности. Насколько, на ваш взгляд, глобальна проблема изменения общественного сознания?

- Да, она огромна. Конечно, очень глупо воспринимать рынок форекс как «пирамиду» и «лохотрон». Речь идет о торговле финансовыми инструментами, которые объективно существуют на мировом рынке, - нефть, золото, серебро, валюты. Я думаю, рынок форекс в течение 2-3 лет, если его участники будут проявлять себя законопослушно и будут прозрачны, может измениться. Идеология этого рынка изменится, социальная ответственность его участников, прозрачность бизнеса. И я здесь рассчитываю на поддержку деловых и финансовых СМИ, экспертного сообщества. Зачастую третья сторона видит больше, чем сами участники рынка. Регулятор, участники рынка, общественные институты - только в таком симбиозе мы можем сформировать реальное лицо регулируемого рынка форекс.

Источник: finversia.ru
Вернуться к списку